Если вы ищете лучший пармезан в Нью-Йорке, вы можете потратить целое состояние на дегустацию всех сыров Манхэттена, а можете зайти в Интернет и почитать рекомендации других людей.

Нельзя вечно шпаклевать дыры в стене и завешивать их картинами — когда-нибудь все равно придется снести эту стену и отстроить ее заново.

Когда мы проигрываем, мы принимаем поспешные решения. «Да как он мог перебить мою цену! Я получу эту крокодиловую шкуру, даже если мне придется выложить за нее миллион долларов!

По результатам нашего Всестороннего, Новаторского и Очень Затратного Опроса супружеских пар, 71% респондентов признались, что во время ссор с супругом понимают: кто бы ни одержал в ней верх, «плохо будет обоим». Но многих из них это не останавливает: 
53% опрошенных сказали, что продолжают спор даже тогда, когда за неимением аргументов начинают повторяться;
34% сказали, что продолжают ссориться, даже забыв о том, с чего начался конфликт;
34% сказали, что продолжают ругаться даже тогда, когда понимают, что неправы.

Пола страдала тем, что экономисты называют «эффект обладания»: склонностью неразумно завышать цену на собственное имущество. Эта поведенческая особенность также проистекает из боязни потери: свои вещи мы считаем более ценными, чем их ничем не примечательные копии. И идем на любые крайности, чтобы не утратить их.
«Эффект обладания» заставляет нас требовать $5 — и ни центом меньше! — за потрепанную книжонку на собственной «дворовой» распродаже и отказываться заплатить больше $2 за точно такую же книжонку на распродаже у соседей. По этой же причине мы считаем, что наш «дворец» стоит $420 000, но зовем свою соседку «чеканутой», если она надеется выручить за свой дом больше $320 000.

Проблема в том, что мы всегда и во всем хотим сохранить свой вчерашний статус-кво — который по определению остался в прошлом, испарился, ушел в небытие. Который уже не имеет никакого отношения к настоящему. Какие бы перемены ни происходили в вашей жизни, вы не сможете в полной мере понять и принять свое настоящее, если будете все время смотреть в прошлое. В случае с Робом и Эллен они не могли принять свою «нынешнюю жизнь» как новый статус-кво — они хотели вернуть свою «былую жизнь». Их статус-кво было то самое состояние лимерентности, которое они давно уже прошли, но никак не желали отпустить, — состояние, с которым они ежесекундно сравнивали свое нынешнее положение.

Слушать о чужих подвигах в постели и все время сравнивать с ними свою сексуальную жизнь — путь в никуда. В экономике подобная ситуация называется «рыночным шумом» — под ним подразумеваются сбивающие с толку коллективные дебаты о том, какие компании крутые, а какие нет. У такого рода суждений, как правило, нет никаких реальных оснований — а потому их, по-хорошему, надо просто игнорировать.

Проблема: «Нам нечего терять». Представьте себе линию на песке. По одну сторону от нее расположилась зона морального риска. Там вы становитесь расхлябанным и уверенным в том, что ваша вторая половина будет вечно собирать по дому ваши носки и вытаскивать вас из всяких передряг, а главное, что он(а) никогда и ни за что вас не бросит. Там вам лень проявлять к спутнику жизни нежные чувства, вы плюете с высокой колокольни на всякую там романтику, заплываете жиром и вскоре достигаете состояния комфортного равнодушия к своему партнеру.

Только подумайте, сколько крови вы себе из-за этих невозвратных затрат попортили. Все эти глупые фильмы, которые вы досмотрели до конца только потому, что заплатили $10 за билет. Сашими из рыбы-ежа за $20, которым вы давились, несмотря на то что оно противнее тухлых водорослей. Или дорогущий, ненужный и даже не очень красивый пояс из крокодиловой кожи, который вы купили по одной простой причине: устроив себе шопинг, вы весь день прослонялись по магазинам, но так и не нашли ничего интересного и в итоге уцепились за какую-то бесполезную вещицу, лишь бы не чувствовать, что время потрачено даром.

Исследования показывают, что слишком большой объем информации парализует нас. Для одного из своих опытов психолог Шина Айенгар поставила в магазине прилавок, за которым торговала различными сортами джема. В разное время дня она выставляла либо шесть, либо 24 различные баночки. Когда выбор был богаче, больше людей останавливалось у прилавка и рассматривало этикетки, но когда предлагалось только шесть сортов, больше людей действительно что-то покупали. Из тех, кто внимательно изучал 24 банки, только 3% ушли с покупкой, в то время как выбрать джем из шести сортов смогли 30%.

Стратегия семейной жизни: Как реже мыть посуду, чаще заниматься сексом и меньше сориться, Дженни Андерсон, Пола Шуман
Издательство Альпина Паблишер, 2018


Читайте гарячі новини та цікаві статті про тренди, бізнес та маркетинг на нашій сторінці в Facebook і LinkedIn, отримуйте миттєву доставку нових статей в Telegram, підписуйтеся на нашу щотижневу email-розсилку та читайте наш серйозний Instagram та Instagram-журнал коміксів про маркетинг, digital-маркетинг, PR, рекламу, HR та бізнес.

Читати більше: